::
2013.11.26 — Уникальное видео. Жители белорусской глубинки узнали себя на архивных кадрах / TUT.BY
Загаловак
Уникальное видео. Жители белорусской глубинки узнали себя на архивных кадрах
Спасылка
Дата публікацыі
26.11.2013
Катэгорыя
рэпартажы
Анатацыя

В Институте искусствоведения, этнографии и фольклора имени Кондрата Крапивы НАН Беларуси не так давно "всплыла" кинопленка, о которой никто ничего не мог припомнить.На оцифрованных кадрах - записанные в далеком 1962 году сотрудниками Института этнографии и преподавателями кафедры театра театрально-художественного института самобытные традиции белорусской деревни Белевичи, что в Слуцком районе. Представление-батлейка и постановка народной драмы "Царь Максимилиан".



Поўны тэкст

“Я дурная, дзеўкі! Я дурная, праўда. У Семежава калі мы ездзілі выступаць, у мяне дзяцей двое малых было. Чаго табе на тое выступленне ехаць, чаго табе? Мой мужык сядзіць і будзе казаць: “Едзь! Каб вы дзе загразлі, каб ты пяшком прыйшла, то ты б больш не ездзіла!” Гэтак было!” - так говорит сегодня этнографам жительница деревни Белевичи Валентина Гаркавая.

Валентине Николаевне сейчас ближе к восьмидесяти. Она, с одной стороны, признает, что вроде как ее желание выступать в народном театре было чудачеством. Но, с другой стороны, дает оценить мудрость свою и дальновидность – мол, ведь правильно когда-то поступила, раз вы, спустя полвека, приехали сюда. В материале TUT.BY – удивительная история про то, как самобытная традиция в отдельно взятой деревне второй раз за последнее столетие получила шанс воскреснуть. 


 

Удача первая. Весточка из шестидесятых 

В начале ноября мы рассказали о блогере и краеведе Андрее Скуратовиче, который увлечен поиском фильмов, снятых белорусами в 60-70-х годах. Он с группой других энтузиастов оцифровывает кинопленки. Благодаря их любопытству в Институте искусствоведения, этнографии и фольклора имени Кондрата Крапивы НАН Беларуси не так давно "всплыла" кинопленка, о которой никто ничего не мог припомнить.

Выяснилось, что пленка принадлежит архиву института (теперь это филиал Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси). На оцифрованных кадрах - записанные в далеком 1962 году сотрудниками Института этнографии и преподавателями кафедры театра театрально-художественного института самобытные традиции белорусской деревни Белевичи, что в Слуцком районе. Представление-батлейка и постановка народной драмы "Царь Максимилиан". Современные этнографы нашли и упоминания о тех съемках, необходимые архивные документы и отправились на место действий с вопросом: "А вдруг живы те, кто помнит об этой традиции?". 

"Царь Максимилиан" - родственник обряда "Цари", вошедшего в список ЮНЕСКО

 

Сюжет народной драмы "Царь Максимилиан" ведет отсчет примерно с конца 17-го столетия. Сюжет пришел к нам из житийной литературы. А сама драма распространялась на территории Беларуси в 18 веке, будучи частью театрального репертуара иезуитских школ. Исследователи-этнографы пришли к выводу, что постановки "Цари", "Царь Максимилиан" существовали в Несвижском, Барановичском, Дятловском, Новогрудском районах, а также на Случчине. Поначалу драму ставили любительские театры, однако пьеса быстро прижилась в народе. Сюжет ее был фольклоризован, в него были включены элементы народного кукольного театра "батлейка". "Гэта не такая старажытная па паходжанні з’ява, як, напрыклад, абрадавы каляндар, але дастаткова самабытная”, - объясняет председатель Студенческого этнографического общества Алексей Глушко.

 

Любопытно, что в 2009 году вариант найденной сейчас драмы “Царь Максимилиан” – колядный обряд “Цари” вошел в Список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. В деревне Семежево Копыльского района постановку местным жителям удалось восстановить. Какая судьба ожидает "Царя Максимилиана" - пока неизвестно.

То, что по сей день до нас доходят документальные подтверждения существования народных театров, - большое везение, потому что в основном эта самобытная культура не сохранилась, на смену ей пришло еще в советские годы то, что назвали организованной клубной самодеятельностью.


Удача вторая. Живые свидетели истории

- Ну переоденься и поехали, расскажем, как оно было, - уговаривает односельчанина Михаила Мерника Алексей Гаркавый.

 

Михаил Петрович в хозяйственной одежде в растерянности смотрит на ораву гостей "са сталіцы і са Слуцку":

 

- Дык што, пра "Царя Максимилиана" вам расказаць? У яго ж і фатаграфія ёсць, а ў мяне нічога няма. Але і я там іграў, пасля яго – атамана!
 


 

Алексей Гаркавый (и мы поддакиваем) подначивает Михаила поехать с нами. Эти люди хорошо помнят 60-е, когда местный дедушка Семен по прозвищу Люлька стал возрождать в окрестных деревнях, среди молодежи, которая торопилась позабыть войну и поскорее построить коммунизм, батлейку и самобытный народный театр. А где-то на дальней улице когда-то большой деревни Белевичи нас ждет еще одна участница тех событий.

 

- Я паміж імі самая старэйшая! – с порога ставит в известность гостей Валентина Георгиевна Гаркавая.

 

- А вы з якога года?

 

- Трыццаць сёмага, самая старэйшая з іх!

 

- А выглядаеце маладзей, - отвечают хозяйке дома, увешанного красивыми "вышыванкамі", этнографы.

 

Мы выясняем, что Валентина Гаркавая в народной драме “Царь Максимилиан” играла казачку, Алексей Гаркавый – атамана, Михаил Мерник – тоже атамана, правда, в более поздних постановках.
 

Удача третья. Как дед Семен Люлька традиции возрождал

Семен Дудар родился в 1890 году. Этнографы отыскали записи с его слов, переданные в Минск, где он подробно расписывает сценарий народной драмы "Царь Максимилиан", рассказывает о необходимых деталях по декорациям и о том, какая должна быть одежда у артистов. Именно он сообщил белорусскому этнографу Константину Кабашникову, посетившему деревню Белевичи в 1960 году, что в последний раз пьесу "Царь Максимилиан" в его местности ставили в начале 1930-х, в то время она была приурочена "к Калядам". Уже Кабашников прислал в Белевичи кинотеатральных работников, а народную драму жителей попросили "ўзнавіць". За это дело и взялся Семен Дудар.
 

  

 
- Дзед быў гэты тут самы старэйшы, ён намі камандаваў. Яго і самога ад гэтага празвалі Царом. Яшчэ мы яго “Люлька” звалі, бо ён люльку курыў, - рассказывает Валентина Георгиевна.

 

- Он кагда-та с батлейкай выступаў, калхозаў яшчэ тады не было, - добавляет Алексей Гаркавый.

 

- Ага, а лялечкі ж такія былі ж! Драўляныя куклы. Адзежу і я ім шыла, і яго жонка, Волька. І ён лялечку высуне и так павертвае на руцэ. І на галасы розныя размаўляў. Так хораша было, ой! – всплескивает руками бабулька. 
 

 

Между деревней Лядно и Белевичами - была когда-то деревенька Леоново. Оттуда родом Семен Дудар. Как вспоминают старики, батлейку он ставил еще в своей деревне. Карта 1936 года. Как раз тогда, по запискам Семена Дудара, в последние разы в этой местности ставили "Царя Максимилиана".


В 1961 году Семен Дудар собрал односельчан и стал вводить в курс дела. Собеседники вспоминают, какие кому достались роли.

 

- Он вот нешта падумаў, што я буду атаман. Еще там были казак, смерть. Смертью с косой Саша был, он все не хотел эту роль играть, говорил "мне страшно". А Семен ему и говорит: "А кто ж ее будет играть, как не ты?" Ну а дальше – гусары, лекарь… 
 

 

Алексей Гаркавый, сыгравший атамана, вспоминает, что на предложение деда поставить драму отозвались с радостью. Говорит, развлечения тогда в деревне приходилось придумывать себе самим: "У Лукаша Яронскага ў 60-м гаду ў аднаго тэлевізар быў, “Ракорд”. Сматрэлі, как американцы на Луну ляталі".


Талант Валентины Георгиевны определил ее роль:

 

- Ён жа ж яшчэ па голасу падбіраў. Да. Думаеш, так у казачкі возьмуць? Не. От што.

 

Показывать пьесу, надо сказать, в те годы было кому. Валентина Гаркавая вспоминает, что в их деревне было "толькі выбаршчыкаў” – 267 взрослых:

 

- Вот мая хата стаіць і саседкіна – крыша з крышай, так цесна было.

 

- Три табуна коров, два колхоза: “Пятилетка” -  половина деревни, и колхоз "Воля" - вторая половина.

 

- З аднаго канца ў другі больш за чатыры кіламетры! – добавляет молчаливый Михаил Георгиевич.

 

- Не, сяло наша - было дліною 3 кілометры 300 метраў, па прамой, – поправляет Валентина Гаркавая.

 

Намерение ставить пьесу сельчане одобрили. Правда, родные, терявшие из-за этой прихоти ценные рабочие руки, порой "артистов" подначивали.

 

- Я дурная, дзеўкі! Я дурная, праўда. У Семежава калі мы ездзілі выступаць, у мяне дзяцей двое малых было. Чаго табе на тое выступленне ехаць, чаго табе? Мой мужык сядзіць і будзе казаць: “Едзь! Каб вы дзе загразлі, каб ты пяшком прыйшла, то ты б больш не ездзіла!”. Гэтак было! - смеется Валентина Георгиевна.

 

Грим нехитрый. Бороды – из черной шерсти и льна. Пышные казачьи усы приклеивались на вишневую смолу.

 

- Коля Турбанішын як намазаў мяне, у Семежаве як выступалі, дык я еле кончыла выступленне і крычу: “Скарэй атрывайце мне бараду!”. І як атарвалі, дык там дзе клей - лішай был, - рассказывает Валентина Георгиевна.
 

 

Гаркавый Алексей Александрович в роли атамана. Фото: Д. Мазаника, предположительно 1962 год.


Одежду шили под чутким руководством деда Семена – он объяснял, каким должен быть крой.

 

Жители деревни Белевичи вспоминают, как покорили своим выступлением едва ли не весь район. И, что особенно приятно, их приезжали снимать “з Віцебску і з Мінску”.

К слову припоминают и то, что выступали и в своем клубе в Белевичах, который сами же и построили - стены месили из глины с соломой:

- Хороший клуб у нас был, танцевальный зал по центру и сцена. А с Семежево художник, он очень любил пить. Взялся нам в клубе писать картину. Мужики ему говорят: "Что ж ты нарисуешь? У тебя ж уже руки колотятся". "Не ваше дело", - отвечаеть. Днем спал, а ночью завешивает окна и пишет эту картину! Однажды говорит трактористам: "Утром берите с собой грошы, вы проспорили. Картина будет готова". Назавтра они идут, а он стоит возле клуба, открывает клуб и завешанную простыню – дерг! И такая ж картина была яркая, огромнейшая: лебеди, лодочка, лес. Тогда все убедились, что он художник был большой. После нас он в Лядно рабіў тоже, клуб оформлял. И ў хатах па сценам, кто хотел, он им рисовал.  

 

Кто приезжал на съемки народной драмы “Царь Максимилиан” в Белевичи в 1962 году?

На документальных кинокадрах можно увидеть нескольких необычных зрителей. По одежде и манере держаться понятно: не местные и, скорее всего, столичные. Почти всех их узнал режиссер Владимир Орлов. Благодаря ему мы узнали, что в тот день деревню Белевичи посетили:
 

Константин Николаевич Санников – народный артист, старейший режиссер театра Янки Купалы, постановщик очень многих спектаклей;

Владимир Иванович Нефед – академик, основатель театроведческой белорусской школы, автор монументального труда по истории белорусского театра;

Гурий Илларионович Барышев – человек энциклопедических знаний, знаток живописи, театрального искусства и сценографии;
- Степан Миско – кандидат искусствоведения, белорусский культуролог.

  

Однако, похоже, кроме съемок, известных нам, была еще одна попытка у "гарадскіх" поработать с местными жителями.  Собеседники вспоминают:

 

- А патом у ляску, ўу Прыдзірках, ужо зрабілі сцэну - выступаць, тры машыны масоўкі арганізавалі і што-та там натварыў адзін наш чалавек. Напіўся і дзеньгі папрасіў ад мінскіх.

 

- Ага. А они сказали: какие деньги? Это же народное наследие.

 
 

Похоже, эта неприятная история с деньгами порядком рассорила артистов, и они постепенно забросили свои гастроли с удивительной пьесой.

 

- А патом дзед памер той, арганізатара не было, - вздыхает бабушка.


В то, что народную драму можно возродить, собеседники верят не сильно.

- Дык няма ж каму. Вот вы ехалі сюды – у нашым баку толькі тры хаты жывыя. Не, цяпер не. Чарку давай ім, - отмахивается Валентина Георгиевна. 

"Во, Ціхон іграе, слухайце!"

Загрустившим уже было старикам этнографы делают сюрприз. Председатель Студенческого этнографического общества Алексей Глушко сообщает, что с собой у гостей из Минска - фильм, который записывали в 1962 году такие же минские гости... В доме поднимается суета. Хозяйка Валентина Гаркавая ищет простынку, которую можно использовать в качестве большого экрана. 

- Там гвоздзікі маленькія, чапляй на шафу! - командует Валентина Георгиевна. 

Когда на экране появляются титры "Цар Максіміліян, батлейка. Вёска Бялевічы. Старажытны беларускі народны тэатр. Красавік, 1962-га", жители Белевичей затихают и немножно, кажется, не верят в то, что кому-то нужно то, что происходило в их молодости. Правда, в списке актеров находит себя только Алексей Гаркавый. Выясняется, что в том году, когда приезжали театралы, Валентина Георгиевна была беременна дочкой Марией, а Михаил пришел в народный театр чуть позже тех съемок. Открытие ждет и дочку Валентины Марию - она только сейчас поняла, почему деда Александра Шнека из их деревни до последних дней кликали "Смерть". Оказывается, прозвище по театральной роли. 



- Ну что, видите, наши потомки сейчас продолжают это делать... Теперь и помирать не страшно,
 - подмигивает ровесникам Алексей Гаркавый, который видит на кадрах себя молодым. 

 

0:00/ 11:23


Открыть/cкачать видео (54.84 МБ)

Сокращенная более чем в 2 раза версия кинофильма, найденного в архивах. Пока - лишь для того, чтобы получить представление о том, какую уникальную запись нашли краеведы и этнографы. Исследователи планируют художественно обработать эти кадры, возможно - наложить на них слова батлейки и пьесы "Царь Максимилиан", известной по оставленным Семеном Дударом записям, наложить музыку скрипки. И презентовать видео в полном объеме на этнографической конференции.

 

Сначала на оцифрованном видео - батлейка. На немых кадрах, дошедших до нас, играет скрипач. Сначала беззвучно, а потом прямо в комнате Валентины Георгиевны раздается скрипка. 

- Во, Ціхон іграе, слухайце!
 

- Да, ён іграў харашо! 



Увлеченные фильмом, старики долго не замечают, что звук скрипки доносится не из кинофильма. А из прихожей, где еще один сюрприз им делает скрипач и известный белорусский исследователь батлейки Алесь Лось.


Когда ближе к середине фильма Алесь Лось играет уже из комнаты, где идет фильм, собеседники музыканта замечают. И разводят руками: 

- Ай, і кіно прывязлі, і музыку прывязлі. Усё ім нада, а!

И продолжают всматриваться, не избалованные за жизнь таким вниманием, в виды своей деревни, запечатленные ни много ни мало - 50 лет назад.



Этнограф Алексей Глушко: "Знайшлося дакументальнае сведчанне, максімальна набліжанае да аўтэнтычнага"

- Каштоўнасць, я думаю, у тым, што гэтая драма (калі не лічыць Капыльскага раёна, калядны абрад "Цары") нідзе ўжо не ставіцца. Раней гэтая традыцыя была досыць пашыраная. Цікава тое, што знайшлося адзінае дакументальнае сведчанне яе пастаноўкі ў выглядзе, набліжаным максімальна да аўтэнтычнага. І што знайшліся жывыя людзі – сведкі і ўдзельнікі гэтай пастаноўкі. Я лічу, гэта самае каштоўнае, што можа ўзнавіць сувязь, традыцыю. Атрымліваецца такі ланцуг: была калісьці жывая традыцыя, потым захаваўся запіс. Прычым удвайне цікава, што традыцыя знікла к трыццатым гадам, а ў 60-я гады яна была адноўлена па жывой памяці, па просьбах навукоўцаў. Нейкі час праіснавала і зноў знікла. А зараз робіцца зноў спроба аднавіць, абапіраючыся на дакументальную фіксацыю. Вельмі важна, што ў такой знікаючай з'яве яшчэ захоўваецца пераемнасць. Калі гэтым зацікавяцца мясцовыя жыхары, драму магчыма аднавіць, канешне. Трэба, каб у іх з'явіўся нейкі агеньчык, з’явілася жаданне гэтым займацца.

Как добавляет Алексей Глушко, в 60-70-е годы прошлого века было проделано много работы для фиксации культурного наследия, которое тогда гораздо лучше сохранялось и было живо в памяти носителей. Однако исследователи часто фиксировали уникальные явления как умирающее народное искусство, не пытаясь его сохранить. Сейчас декларируется совершенно иной подход к исследованиям. До момента, пока нынешнее поколение не возьмется возобновить народную драму "Царь Максимилиан", найденную в деревне Белевичи, ее можно условно заносить в список потерянного наследия. 

Старший научный сотрудник Института искусствоведения, этнографии и фольклора имени Кондрата Крапивы НАН Беларуси Татьяна Кухаренок

- Сёння нам распавядалі, быццам падчас гэтага тэатральнага выступа спявалі "Ревела буря, гром гремел" і яшчэ жанчына спявала песню пра Сталіна. Калі пра "бурю" было, дык тады мы бачым тут кантанамінацыю некалькіх народных драм: "Цар Максіміліян", "Лодка" і "Цар Мамай". Гэтыя тры драмы былі на Беларусі. Так што, песня пра "бурю" можа быць песня з народнай драмы "Лодка", а пра Сталіна, зразумела, тут трэба яшчэ ўдакладняць. Каб жылі народныя абрады ці тэатральныя дзеянні, патрэбна, каб жыла вёска і людзі ў ёй былі. Тут жа моладзі няма. Але на базе школы ў Лядна можна аднавіць, старшакласнікаў падключыць.

СМІ
Аўтар(ы)
Звязаныя персаналіі
Звязаныя калектывы (гурты, установы)
Звязаныя фільмы
Карта
Звязаныя лакацыі
Тэмы
Гэта кэшаваныя старонка. Апошняя сінхранізацыя з базай - 13.12.2018 06:27:43

Каментароў — 0

Запрашаем да абмеркавання! Звяртаем увагу, што каментары са спасылкамі і ад неаўтарызаваных аўтараў прэмадэруюцца.

Аўтарызавацца на форуме можна праз

Перайсці да абмеркавання гэтай старонкі на форуме.

* УВАГА! Партал ETHNO.by не прадугледжвае тэхнічнай магчымасці каментавання на старонках партала. Абмеркаванне матэрыялаў партала цалкам ажыццяўляецца на вонкавым сэрвісе Disqus.com, уладальнік каторага, паводле Пастановы Савета Міністраў РБ №850 ад 23.11.2018 нясе адказнасць за ідэнтыфікацыю карыстальнікаў і іх каментары.