::
2019.01.22 — «Жыла-была сабе вёска». Брестчанка сделала из умирающего села «Мекку для белорусов» / TUT.BY
Загаловак
«Жыла-была сабе вёска». Брестчанка сделала из умирающего села «Мекку для белорусов»
Спасылка
Дата публікацыі
22.01.2019
Катэгорыя
публіцыстыка
Поўны тэкст
 

Деревня Стойлы Пружанского района умирала медленно. В конце XIX века здесь жили 204 человека. Пятьдесят лет спустя — 119. Прошло еще полвека, и в деревне осталось 12 человек. Последним жителем Стойл был народный мастер Николай Тарасюк. Семь лет резчик по дереву прожил один в своем доме на краю деревни, наблюдая, как один за другим ветшали дома на главной улице, а участки зарастали бурьяном. Круг сжимался вокруг дома Тарасюка, бездна подступала все ближе. 14 января 2015 года Николая не стало. В тот день Стойлы начали свое стремительное падение в черную дыру небытия. Помощь деревне пришла, откуда и не ждали. Вдохновленная творчеством Тарасюка брестчанка Лариса Быцко купила здесь дом, открыла агроусадьбу — и начала свою «программу возрождения села». Теперь сюда ежегодно съезжаются сотни туристов, а дома нашли своих хозяев — новых и старых.

Лариса и Александр Быцко

…Живую деревню узнаешь по звуку. Придешь, прислушаешься — и услышишь собачий лай где-то вдали. Значит, еще не умерла, дышит. Лай — это как пульс. У одних он слабый, нитевидный. Там лай не передается от двора к двору. Он вырывается из будки и растворяется в бесконечности, не встречая поддержки. В больших селах дворняги бранятся громко, с надрывом. Псиное соло превращается в дуэт, дуэт — в квартет. Секунда — и «брэша» уже вся деревня. Через несколько минут собачьи фанфары замолкают — и многоголовый сельский Цербер возвращается в холодную будку, лязгая цепью.

В Стойлах пульс не прощупывается. Здесь проще встретить волка, чем собаку. Они приходят ночью, но тоже не задерживаются: побродят и обратно в лес возвращаются, оставляя за собой следы на припорошенных снегом стежках.

«Дома-призраки»

Экскурсию по Стойлам мы начинаем с поклонного креста на «главной площади» — треугольном пятачке, на котором сходятся две улицы. Возле него большой стенд, на котором нарисована подробная карта деревни (по данным на середину XX века). На ней отмечен каждый дом с указанием «уличного имени» его владельца. Коричневым цветом отмечены сохранившиеся дома. Синим — те, которых уже нет. Визуализировала карту брестская художница Мария Редько.

— Это дома-призраки, — говорит хозяйка агроусадьбы «Стулы» Лариса Быцко, указывая на синие хатки. — Информацию для этой карты мы собирали по крупицам методом живой истории: разговаривали с Тарасюком, искали бывших жителей Стойл в Бресте, соседних деревнях. В итоге восстановили на карте деревню такой, какой она была раньше.

Синего на карте больше, чем коричневого. Справа от карты, на пустыре, раньше стоял дом, в котором жила «семья Ганночкыных». Слева, были дома «Иванковых», «музыкi-Васiля» и «Сыныцы». Больше их нет: ни хозяев, ни домов.

Вместе с Ларисой и ее мужем Александром идем по главной улице деревни на юго-запад. Четыре года назад этой же дорогой, но в обратном направлении, вынесли из Стойл гроб с телом последнего жителя деревни Николая Тарасюка. Мастера положили в катафалк и увезли на кладбище в Вежное, где похоронена его жена.

«Тарасюк дождался праздника на своей улице»

После смерти Николая Тарасюка Лариса стала единственным официально зарегистрированным жителем Стойл. Как признается женщина, сюда ее привела любовь к творчеству народного мастера.

— Как только я увидела его работы, поняла, что он гений. Я считаю его белорусским Пиросмани (художник-самоучка, представитель примитивизма, один из крупнейших мастеров наивного искусства. — Прим. TUT.BY). Стойлы могли бы стать «Меккой для белорусов», если, конечно, этим заниматься. Всех своих гостей я тянула в Стойлы к Тарасюку.

Чем чаще Лариса сюда приезжала, тем сильнее привязывалась к этому месту. В 2012 году они с супругом купили дом в центре деревни. Раньше здание принадлежало Миколе Григорчуку, который работал лесником. В сенях до сих пор висит на вешалке его китель и фуражка в память о бывшем владельце.

— Тарасюк с нами дружил. Когда он был живой и мы тут жили, он к нам приходил в семь утра. Я хочу спать, а он мне: «Вставай, гультаиско!» Очень трудолюбивый был человек, — вспомнила Лариса.

В 2014 году Лариса посетила краеведческий семинар, который организовывался при поддержке немецкого представительства ассоциации народных университетов. Там объявили конкурс на получение гранта для проектов на тему «Жывая гiсторыя майго краю».

— Я решила поучаствовать. Сначала думала сфокусироваться на деревне гончаров Городная Столинского района. А потом решила связать проект с Тарасюком. Он тогда еще был жив, и мы могли бы к нему чаще приезжать. Вот и сделала проект «Вясковы рэнесанс», — сообщила собеседница.

Проект Ларисы получил поддержку. Выделенные средства направили на обработку от жука-короеда-древоточца коллекции деревянных фигур Николая Тарасюка, на создание карты Стойл, установку поклонного креста с указаниями фамилий стойловчан. Центральным пунктом проекта стала организация первого за долгие годы праздника деревни. На него съехались больше 40 артистов и около 500 гостей:

— Это был 2014 год. Все газеты, помню, писали, что наконец-то Тарасюк дождался праздника на своей улице. У него тогда были серьезные проблемы со здоровьем, на месте дежурила скорая. Тарасюк к медикам ни в какую не хотел идти. Говорил, я лучше помру на празднике. Мы очень за него тревожились! Но все закончилось хорошо, праздник получился очень душевный! Поприезжали выходцы деревни из разных уголков Беларуси. Шли к своим домам. Если дом полузаброшенный — то к полузаброшенному, если остался только фундамент, то к фундаменту. Одна семья сидела возле старой груши-дички, что единственная уцелела на подворье. И вот тогда впервые родилась мысль, что для подобных мероприятий нужна площадка. Даже артистов покормить необходимо место. Друзья насоветовали зарегистрировать агроусадьбу и взять кредит на развитие.

После праздника деревни Стойлы ожили. Старые покосившиеся хатки, до которых раньше никому дела не было, стали чаще навещать их хозяева, нашли своих владельцев пустующие участки.

«Сам по себе он был очень веселый, эмоциональный»

На обочине главной сельской дороги, у «дома Яковыновых», стоят две деревянные скульптуры. Одна из них — дед Николая Тарасюка, которого звали Михаль.

— Дед Михаль был беженцем в России. Как-то он пас коней и ему явилось привидение и сказало: Михаль, когда у тебя родится первый внук, назови его Микола и подари ему кольцо и книгу. Это мне Николай Тарасюк рассказал за три месяца до своей смерти. Я его спросила, что там за книжка. Оказалось, Евангелие конца XIX века, — рассказывает Лариса.

Деревянные скульптуры в Стойлах установили на средства, которые Лариса Быцко с единомышленниками выиграла на конкурсе социальных проектов Social Weekend. Еще одна инсталляция располагается на краю деревни. Здесь деревянный Тарасюк, уперев локти в колени, одиноко сидит на пустой лавке.

— Тут он печальный. Хотя сам по себе он был очень веселый, эмоциональный. Конечно, бывало, что и плакал, — объяснила Лариса.

Справа от скульптуры на стенде висят фотографии работ Тарасюка. За свою жизнь народный мастер создал больше 30 тысяч деревянных человечков. Часть из них поселились в коллекциях белорусских и зарубежных музеев, но большинство осталось жить у Тарасюка. Для своего деревянного народа он построил домик на участке, который назвал «Успамiны Бацькаўшчыны». Сейчас он принадлежит его дочери, которая периодически проводит экскурсии по музею отца.

Одна из социально-политических работ Николая Тарасюка. Фото: Дмитрий Богачук

На стенде размещаются фотографии лишь небольшой части работ Тарасюка. Одна из них называется «Как развалили Советский Союз». На ней изображены Шушкевич, Кравчук и Ельцин, которые стоят вокруг самогонного аппарата.

— Мы как-то пришли в гости к деду (Николаю Тарасюку. — TUT.BY), а он говорит, что к нему приезжал какой-то профессор и книгу подарил, — вспомнил Александр Быцко, — Лариса пошла в комнату, взяла книгу. На ней написано, что автор — Шушкевич. Дед говорит, что он к нему приезжал с режиссером Виктором Аслюком, снимали фильм какой-то.

«Язык, на который переведена Библия, никогда не исчезнет»

После смерти Николая Тарасюка народная тропа в Стойлы не заросла. Супруги Быцко открыли в центре села агроусадьбу «Стулы». Отремонтировали хозяйский дом, построили просторный культурно-образовательный центр «Вясковы рэнесанс», в котором сейчас проводятся различные культурные мероприятия:

— Когда Николая Тарасюка не стало, мы с мужем задумались о том, как о нем людям рассказывать. И тогда мне приснился спектакль в жанре батлейки о Тарасюке, о Стойлах, о том, как исчезают деревни. У нас есть большой аудио- и видеоархив записей встреч с Тарасюком. Все материалы мы отдали известному брестскому поэту и журналисту Николаю Прокоповичу и попросили написать пьесу о Тарасюке и о том, как исчезают белорусские деревни. Он долго думал, я ему звонила, вдохновляла — и он написал пьесу «Прытулак памяцi».

Культурно-образовательный центр «Вясковы рэнесанс»

Народные мастера Беларуси Анатолий Турков из Каменца и Володя Чиквин из Кобрина вырезали из дерева кукол, построили батлейку, а под зрительный зал супруги переоборудовали старый хлев, который стоял недалеко от их дома. В свое время там держали коров и свиней. Лариса с Александром мини-мойкой отдраили помещение, расставили лавки для зрителей, украсили стены предметами белорусского сельского быта. Интерьер получился ламповым, идеальным для трогательной истории про судьбу маленького человека и его деревни. Над постановкой спектакля работала целая команда единомышленников из общественного объединения любителей искусств «Тур», музыкальным оформлением спектакля занимался Игорь Поляшенко, режиссером стала заслуженная актриса Беларуси Тамара Тевосян.

Лариса с деревянной фигуркой Николая Тарасюка

— …Жыла-была сабе вёска. Адным бокам прытулілася яна да вiрлiвай рачулкi, што вясною разлiвалася паводкай аж да самых хатаў. З другога боку падступала пушча з трубнымi клiчамi аленяў, якiя восеньскiмi ранкамi сыходзiлiся ў шляхецкiх двубоях. У рачных вiрах не выводзiлася рыба, у пушчы ставала звярыны. А на лапiках палёў, адваяваных у пушчы яшчэ прапрадзедамi, каласiлася жыта, красавала грэчка ў пчаліным гудзе, сінявока пазіралі ў нябёсы гонкія сцяблінкі лёну , — не выдержала Лариса и по памяти процитировала начало пьесы.

Так у народного мастера Тарасюка появилась своя деревянная фигурка, которая поселилась среди такого же деревянного народца. С пьесой «Прытулак памяцi» супруги Быцко объездили Беларусь, ближнее и дальнее зарубежье. В прошлом году выступали в Баварии. Везде, говорят, их встречали овациями. Помимо гастролей, Лариса и Александр организовывают представления у себя в агроусадьбе:

— Нам это очень нравится. А еще мы своим примером мотивируем людей. Мы ведь этим занялись, когда нам было уже за 50 лет. Молодежь смотрит, слушает и думает: «А я ведь такой молодой, у меня все впереди». Наши дети нами очень гордятся.

Батлейка «Цар Iрад»

Сейчас в репертуаре семейного батлеечного театра Быцко три пьесы: «Прытулак памяцi», «Цар Iрад» и рождественское представление «Палеская батлейка». Последняя постановка основывается на Евангелии Федора Климчука, который перевел его на «гаворку» своего родного села Симоновичи. Лариса родилась в 20 километрах от этого места, в деревне Огдемер.

— Он над переводом работал 15 лет. Меня это очень вдохновило. Есть такое поверье, что язык, на который переведена Библия, никогда не исчезнет. Когда я взяла в руки это Евангелие, у меня было впечатление, что все мои предки встали из могил и рассказывают мне эту историю. Это же мой родной язык. Послушайте: «Посля заручын Матэра Ёго Марыi з Ёсыпом, пырыд тым, як воны побралысь, стало выдомо, шо Вона мае в жывоти от Духа Святого. А Ёсып, мужык йии, був чоловик правидный и ны хотив на йии ныславу пустыты, то вин хотив тайно даты Юй волю. Алэ як тылько вин про гэтэ подумав, явывся йому в сни Анёл Господний и кажэ: «Ёсып, сын Давыдув, ны бийся взяты Марыю свою жинку, бо роджанэ Ею, то от Духа Святого, и прывэдэ Вона Сына и дасць ёму ймэнне Иисус, бо Вин выратуе людэй своих од йихых грыхыв» — процитировала собеседница.

На премьеру «Палескай батлейкi» в Стойлы приехали около 70 человек. В постановке участвовали сестры Лукьянович из деревни Лесники Дрогичинского района. Они на своей «гаворке» исполняли народные песни. А народный мастер Иван Супрунчик из деревни Теребеличи Столинского района вырезал для батлейки деревянные фигурки.

«Детки, вам нравится белорусский язык?»

Как признается Лариса, агроусадьба для них с мужем все еще остается скорее дорогостоящим хобби. В Стойлах они проводят практически все выходные. Правда, отдохнуть получается редко из-за постоянного потока гостей. Только за новогодние праздники они приняли у себя около 400 человек. Большинство приезжали отведать белорусской кухни, посмотреть батлейку и поучаствовать в мастер-классах по ремеслам. Много было и детей.

— Когда к нам дети приезжают, я их спрашиваю: «Детки, вам нравится белорусский язык?». Все говорят: «Нет». Я говорю: «Ну тогда вам придется потерпеть три часика». Они терпят-терпят, а когда уезжают, говорят: «Да пабачэння, дзякуй, мы яшчэ прыедзем», — улыбнулась собеседница.

СМІ
Аўтар(ы)
Звязаныя персаналіі
Карта
Звязаныя лакацыі
Тэмы
Гэта кэшаваныя старонка. Апошняя сінхранізацыя з базай - 19.11.2019 11:03:54

Каментароў — 0

Запрашаем да абмеркавання! Звяртаем увагу, што каментары са спасылкамі і ад неаўтарызаваных аўтараў прэмадэруюцца.